Прогноз не чета плану

Людмила Кравченко Русранд 14.02.2020 13:53 | Экономика 22

Минэкономразвития в начале февраля откорректировало прогнозы развития страны до 2024 года. Правда коррекции был подвержен преимущественно 2020 год, и что удивительно, что новый Минэкономразвития более радужно смотрит на перспективы этого года, чем его предшественник. Однако это временный эффект, так сказать до первых практических результатов.

Отличительная черта экономического развития страны состоит в том, что мы живем словно по инерции и по принципу «авось». Вспоминается, что в плановую экономику у нас был план: вполне понятные и четкие нормативы, которые нужно было достигнуть. Тогда все понимали, что план — это то, за что ты лично ответственен, с тебя спросят. Конечно были и приписки, и злоупотребления, но в целом план не снимал личной и коллективной ответственности и в основном достигался.

В либеральной России на смену плану пришел прогноз. И не просто прогноз, а вариативный, когда Минэкономразвития стало предлагать сразу три сценария — плохой или инерционный, получше и целевой, который, справедливости ради надо отметить не соответствовал потенциалу российской экономики, но почему-то рост в 4–6% для нашей либеральной элиты стал потолком. Хотя чего удивляться, ведь для более высоких показателей роста нужна была политика развития, а не инертное существование на углеводороде. А что такое прогноз — случайность, когда целей никаких не ставится, все получится так, как сложатся обстоятельства. А раз нет целей, то не с кого и спрашивать за результат.

Сейчас в правительство пришла новая команда. Она также ориентируется на прогнозы, да и живет по прогнозам медведевского правительства. Стоит ли ждать перемен? Ответом на этот вопрос является анализ ранее принятых прогнозов и сопоставление их с реальными цифрами. Напомню, что в 2013 году был принят прогноз социально-экономического развития до 2030 года. Там в качестве самого неблагоприятного прогноза значилось следующее: «умеренный долгосрочный темп роста экономики на основе активной модернизации топливно-энергетического и сырьевого секторов российской экономики при сохранении относительного отставания в гражданских высоко- и среднетехнологичных секторах.

Модернизация экономики ориентируется в большей степени на импортные технологии и знания. Среднегодовые темпы роста ВВП оцениваются на уровне 3,0 — 3,2% в 2013 — 2030 годах. Экономика увеличится к 2030 году всего в 1,7 раза, реальные доходы населения возрастут в 1,9 раза, а доля России в мировом ВВП уменьшится с 3,8% в 2012 году до 3,6% в 2030 году». Как оказалось, даже самый неблагоприятный прогноз оказался в разы лучше реальности. ВВП падал, с 2013 по 2018 гг. в среднем рост составил 0,6%, в долларах США фактически снизившись в два раза, за четыре года реальные доходы граждан снизились на 10%, а в среднем с 2013 по 2019 год упали на 0,4%, доля России в мировом ВВП уже в 2018 году составляла 2,9% (по ППС). Россия по-прежнему осталась сырьевой державой, однако в отличие от прогноза 2013 года теперь при таких неблагоприятных показателях власти перестали говорить о сырьевом характере, маскировав сырьевую экономику всевозможными вывесками цифровизации, развития отечественных технологий.

Вспомним прогноз 2013 года и сопоставим его с реальными цифрами. Отмечу, что в качестве прогноза взят самый неблагоприятный сценарий — инерционный, в остальных показатели развития были выше. Но даже этот неблагоприятный сценарий оказался лучше действительности.

На графике 1 видно, что по прогнозам рост ВВП в среднем должен был составить свыше 3%. Даже в 2013 году, когда прогноз был опубликован, вместо 3% роста мы получили 1,8%, что говорит о полной профессиональной непригодности команды Минэкономразвития. Вместо роста страна столкнулась с падением ВВП в течение двух лет подряд. Сейчас мы также слышим о среднемировых темпах роста, которых мы должны достигнуть в ближайшее время, а это и есть те 3%. Но вот только каждый год мы отодвигаем в прогнозе момент выхода на 3% еще на один год вперед. А ведь это не просто умозрительная цифра, а целевой ориентир, заложенный в новом майском указе президента.

Рис. 1. Темпы роста ВВП (прогнозные и фактические значения)

Совершенно непредсказуемым для ведомства стала стоимость нефти (рис. 2). Что неудивительно, ведь показатели российской статистики можно всегда подкорректировать, чего не сделаешь с мировой конъюнктурой. Если в самом худшем варианте стоимость нефти должна была равняться 88 долларам за баррель, а с 2021 по 2025 год 96, то в реальном исчислении была немногим выше 50, а новый прогноз предполагает в среднем 56, то есть на 40 долларов меньше. Иными словами, новый прогноз отличается от прогноза семилетней давности почти в два раза, что уже много говорит о качестве прогнозов, да и вообще ставит под сомнение систему прогнозирования, которая несправедливо заняла место планирования.

Рис. 2. Цена на нефть марки URALS (прогнозные и фактические значения)

На фоне резкого изменения цен на нефть происходит коррекция курса рубля, точнее девальвация (рис. 3). Через три года после публикации прогноза курс доллара составлял уже 72,88 рублей, хотя прогнозное значение — 31,9. Обесценение национальной валюты содействовало тому, что реальные доходы граждан упали, а макроэкономические показатели формально не показали такого резкого падения. Новый прогноз — это курс доллара в районе до 65 рубля за доллар, хотя в 2013 году на 2020 год прогноз составлял 44,7. Опять очень говорящий прогноз.

Рис. 3. Курс доллара (прогнозные и фактические значения)

Промпроизводство — единственная сфера, где реальные цифры в последние годы не сильно отличались от прогноза, однако здесь играла роль сама официальная статистика, да и прогнозные значения менее чем в 3% — весьма скромные показатели развития промышленности для такой страны как Россия (рис. 4). В основном рост обеспечил сектор добычи полезных ископаемых, а не обрабатывающая промышленность. Однако в кризисные годы показатели прогноза в 3% отличались от реальных цифр спада до 1%.

Рис. 4. Промышленное производство (прогнозные и фактические значения)

Инвестиции в основной капитал за годы кризиса упали почти на 10%, хотя по прогнозным значениям ожидался рост, причем высокими темпами — свыше 5–7% (рис. 5). Удивительно, что новый прогноз почти совпал со старым — рост на уровне 5–6%, хотя по итогам года он скорее всего достигнет 0,7%, притом никаких предпосылок для увеличения инвестиций в стране нет. Стоит вспомнить, что ожидается ввод экологических сборов, а это означает дополнительные затраты и издержки, при которых производители не готовы будут нести бремя еще инвестирования.

Рис. 5. Инвестиции в основной капитал (прогнозные и фактические значения)

Розничный товарооборот в 2013 году мыслился как фактор роста. Однако девальвация рубля, рост цен двузначными темпами и общее ухудшение экономической ситуации привели к тому, что спрос упал на 10% и 5% при ожидаемом росте в 5% (рис. 6). Новый прогноз скромнее старого и предусматривает рост на уровне 1,5–2,5%, однако в условиях падения реальных доходов маловероятно даже достижение таких прогнозных значений, конечно же если Росстат не приложит свою руку в этом деле.

Рис. 6. Розничная торговля (прогнозные и фактические значения)

Как видно на рисунке 7 инфляция по прогнозу составляла 4,9–5,5, а по факту вышла за 10%. Однако здесь показатель был в поле зрения всех структур, потому его достаточно быстро статистически удалось усмирить, да и не просто усмирить, а уменьшить до уровня ниже прогнозных значений. Хотя мы с вами прекрасно понимаем, насколько эта заниженная цифра далека от реальности.

Рис. 7. Инфляция (прогнозные и фактические значения)

Резко отличаются от прогноза и показатели внешней торговли. Экспорт и импорт оказались почти в два раза ниже прогнозных значений (рис. 8–9), что в первую очередь было обусловлено обесценением национальной валюты, падением цен на нефть и ухудшением внешнеэкономической конъюнктуры на фоне санкционной политики.

Рис. 8. Экспорт товаров (прогнозные и фактические значения)

Рис. 9. Импорт товаров (прогнозные и фактические значения)

Однако самое большое расхождение было достигнуто по показателю реальных доходов населения. Здесь доходы были отрицательными четыре года подряд, выйдя на минимальный прирост в последние годы, однако и здесь вопрос о росте реальных доходов можно ставить под сомнение (рис. 10). Пока Минэкономразвития предсказывал рост в 4–5%, доходы падали на 0,2–4,5%.

Рис. 10. Реальные доходы населения (прогнозные и фактические значения)

Итак, приведенные выше графики показали, насколько прогноз отличается от действительности. Учитывая, что никаких факторов роста в стране не появилось, можно смело утверждать, что и новый прогноз останется не более чем прогнозом, неисполнение которого не будет никому поставлено в вину.

Пока правящая элита будет исходить из прогноза и предсказывать несколько вариантов развития событий, страна не выйдет на уровень роста, а майские указы президента останутся не более, чем политическим пиар-ходом для непросвещенного населения, которое не вдается в результаты исполнения этих указов.

Людмила Кравченко

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора